Казанская продюсерская компания «НАСЛЕДИЕ БУЛГАР»
Татарская версия Русскя версия


Что такое Меценат?
Значение и толкование слова metsenat
 
     Меценат (имя собств. лат. ) - это слово в нарицательном смысле имеет значение "безвозмездно помогающий искусству и культуре". Человек, называемый меценатом, не стремится к моментальному получению прибыли, но является платежеспособным поклонником, покровителем и помощником, являясь зачастую другом художникам и поэтам, а чаще - ценителем их работ. Меценат стало именем нарицательным от фамилии римлянина Гая Цильния Мецената (Мекената), который покровительствовал искусствам при императоре Августе. Меценаты во многом способствуют развитию искусства и обогащению культуры.

     Исторический словарь

     Меценат Гай Цильний (Gaius Cilnius Maecenas) (р. между 74—64 — умер 8 до н. э.), римский государственный деятель, приближённый императора Августа, убеждённый сторонник монархии. Никогда не занимая государственных должностей, выполнял в 30-х гг. для Августа важные политические и дипломатические миссии (например, при переговорах с Марком Антонием), а также частные поручения (при заключении брака Августа со Скрибонией). Известен своим влиянием на современную ему литературную жизнь Рима. Дружил с лучшими поэтами своего времени — Горацием, Вергилием, Проперцием и др., оказывал им покровительство и защиту. От собственных сочинений М. (прозаических и стихотворных) дошли небольшие отрывки. Имя М. как покровителя деятелей науки и искусства стало нарицательным.

      Юридический словарь
 
     Меценат - лицо, способствующее на безвозмездной основе развитию культуры, искусства и науки, оказывающее им материальную помощь из личных средств.
 
     В России меценатство было широко распространено в XIX - начале XX вв.
     Меценат - так стали называть богатых покровителей культуры, искусства и науки. Многие из них вошли в историю культуры наравне с выдающимися художниками, писателями, актерами, ибо способствовали развитию их творчества, процветанию искусства, приобщению широких масс к лучшим культурным достижениям.
     Русские предприниматели сумели развить широкую деятельность и поддержать русскую культуру. Многие сделали свои коллекции произведений искусства основой доступных народу музейных собраний.
     Однако наиболее прославилось своим меценатством русское купечество - известны целые династии, занимавшиеся благотворительной деятельностью: Морозовы, Рябушинские. Бахрушины, Третьяковы и многие другие. Они строили школы и больницы, поддерживали людей искусства и создавали музеи
     Среди меценатов всех времен были люди талантливые, яркие, самобытные, отдавшие на алтарь искусства не только большие деньги, но и свою энергию, жар души. В их числе - правитель Флоренции Лоренцо Медичи (XV век), прозванный Великолепным, просвещенный меценат и поэт, способствовавший развитию культуры Возрождения; Павел Михайлович Третьяков - основатель всемирно известной художественной галереи; Савва Тимофеевич Морозов, сделавший очень много для развития Московского художественного театра; Щукинский и Морозовский музеи современной французской живописи; Бахрушинский театральный музей; собрание русского фарфора А.В. Морозова; собрание икон С.П. Рябушинского и т.д.
Меценаты из числа предпринимателей субсидировали частную оперу С.М. Мамонтова, оперу С.И. Зимина, художественный театр К.С. Алексеева-Станиславского и С.Т. Морозова, издательство Солдатенкова, Александровское коммерческое училище и др.

Золотой век меценатства

     Для большинства меценатов XVIII-XIX вв. благотворительность стала практически образом жизни, чертой характера. Многие крупные банкиры и фабриканты были потомками купцов-старообрядцев и унаследовали от них особое отношение к богатству и предпринимательству. Исследователь московского купечества П. А. Бурышкин считал, что "само отношение предпринимателя к своему делу было несколько иным, чем на Западе. На свою деятельность они смотрели не только, как на источник наживы, а как на выполнение задачи, своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою. Про богатство говорили, что Бог его дал в пользование и потребует по нему отчета, что выражалось отчасти и в том, что именно в купеческой среде необычайно были развиты и благотворительность, и коллекционерство, на которые и смотрели как на выполнение какого - то свыше назначенного дела". "Богатство обязывает", - говорил банкир и предприниматель Павел Рябушинский, наставляя младших.
     Все эти люди были, в первую очередь, созидателями, подчеркивает Д.Толоконников, потомок династии Рябушинских. "В них жил иной дух. И ими руководила не жажда богатства. Они создавали не капиталы, а в первую очередь - производства: заводы, мануфактуры. Создавали и городскую среду: жилье, училища, больницы. Характерный пример такого купца - созидателя - Арсений Иванович Морозов. То, что было построено при нем, до сих пор составляет основу городского хозяйства в нынешнем подмосковном Ногинске, прежде называвшемся Богородском. Даже трамвайную линию, единственную на все Подмосковье, провел он. И электрифицировал старообрядческие деревни за десять лет до "лампочки Ильича". Этот человек, располагающий огромными средствами, тем не менее, постоянно чувствовал себя в долгу перед Родиной, пред Богом и людьми, и работал, возвращая этот долг тем, что давал людям рабочие места, строил храмы, и больницы, жертвовал нуждающимся, давал образование детям рабочих. Это был нормальный путь развития отношений богатства и бедности, сопряженный с высокой религиозностью и нравственностью", - отмечает Д.Толоконников, добавляя, что среди крупных промышленников и торговцев иностранного происхождения меценатов практически не было.
     При этом благотворительная деятельность наиболее крупных и известных меценатов отличалась большим профессионализмом и именно поэтому принесла столь значительные результаты для русской культуры. Ведь "стремление что-либо сделать для отечественной культуры и желание делать это бескорыстно ещё не значит приносить ей ощутимую пользу", - отмечает Д.Толоконников. "Профессионализм в меценатстве это еще и обладание особым даром инициативы, интуиции видеть и делать то, что для отечественной культуры имело непреходящее значение", - поясняет он.
     Принципиально важно то, что российские меценаты не только поддерживали деятелей культуры и искусства, но и заботились о том, чтобы культурные ценности были доступны широким слоям общества. Благотворительная деятельность по учреждению новых школ и училищ, строительству новых институтов и университетов, выделение субсидий на стипендии студентам, многочисленные фонды в помощь учащимся была в России XIX века делом обычным.
     "Исключительно важно отметить и то, что подлинная меценатская деятельность не носит разовый характер, не проявляется в случайных или разрозненных акциях. Только имея тенденцию к постоянству и системности, меценатство утверждает свою значимость в национальной культуры", - подчеркивает Д.Толоконников.
     "Ратуя за возрождение национальных традиций, предлагая способы и средства для поддержания отечественного меценатства в современных условиях, необходимо учитывать его подлинное содержание, сложившееся в русской культуре исторически. Речь в данном случае идет не о "вредных и трудно реализуемых на практике отделения "истинных" меценатов от "неистинных", а о том, чтобы не подменять масштабных понятий явлениями случайного порядка и разового характера, считает Д.Толоконников.- Предпринимательская благотворительность играла существенную роль в жизни российского общества. Она была формой поддержки неимущих слоев населения и способом улучшения жизни работающих. Меценатство имело важное значение для самих предпринимателей. Будучи, как правило, людьми религиозными, русские предприниматели считали необходимым помогать нуждающимся, чтобы "искупить" свою жесткость в деловой сфере, оправдать богатство и заслужить прощение за совершенные грехи. Обладая большой практической сметкой, предприниматели стремились направить деньги на благоугодное дело, также максимально целесообразно делая то, что могло бы принести пользу Отечеству или нуждающимся", - поясняет Д.Толоконников.
 
НЕКОТОРЫЕ МЕЦЕНАТЫ ИЗ ИСТОРИИ
 
       СТРОГОНОВЫ
    Одним из первых меценатов стал А.С. Строганов (1733-1801) - представитель известного рода, первым из родственников получившего графское достоинство. Он предоставлял широкие возможности для изучения собственной картинной галереи, в которую входило 87 картин живописцев флорентийской, римской, ломбардской и венецианской школ. Материальную поддержку от Строганова получали поэт Г.Р. Державин, баснописец И.А. Крылов, скульптор И.П. Мартос (автор знаменитой скульптурной группы в честь Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, располагающейся ныне на Красной площади) и др. Строганов принял активное участие в постройке Казанского собора в Петербурге, не щадил своего здоровья и, простудившись, умер в день его освящения.
 
       ДЕМИДОВЫ
   Представители другого знатного рода, Демидовых, также были известны своей благотворительностью. Акинфий (сын Никиты, родоначальника Демидовых) в 1759 г. передал в дар Московскому университету редкую минералогическую коллекцию. Его сын Прокопий дал 1,5 млн. руб. на учреждение Петербургского коммерческого училища и значительную сумму на строительство здания для Московского университета. По заказу Анатолия Николаевича Демидова (1812-1870) Карл Брюллов написал знаменитую картину «Последний день Помпеи». Анатолий Николаевич за собственный счет снарядил экспедицию с целью изучения природных богатств Южной России и Крыма и учредил премию при Академии наук за лучшее произведение на русском языке.
 
     РУМЯНЦЕВ Николай Петрович (3.04.1754-3.01.1826) русский государственный деятель, меценат, граф. В 1807—14 министр иностранных дел, с 1814 в отставке.
    Самым знаменитым меценатом XVIII в. стал сын знаменитого полководца П.А. Румянцева-Задунайского Николай Петрович Румянцев, государственный деятель России (сенатор, министр иностранных дел, председатель Государственного совета). Румянцев оказался тонким ценителем прекрасного - он собрал огромную коллекцию книг, старинных рукописей, географических карт, монет, медалей. Николай Петрович коллекционировал не только предметы материальной культуры. Он субсидировал деятельность кружка, в который входили историки и археографы (Е. Болховитинов, А.Х. Востоков и др.).
     Именно на основе коллекции Румянцева возникла и существует ныне Российская.
    Собрал большую библиотеку, а также коллекции рукописей, этнографических и нумизматических материал. Государственная библиотека (бывшая Государственная библиотека им. В.И. Ленина), являющаяся в настоящее время второй (после библиотеки Конгресса в США) в мире библиотекой.
 
     ШЕРЕМЕТЬЕВЫ
    Большой вклад внес в поддержку культуры России род Шереметевых. Так, генерал от инфантерии (высший чин Русской армии), сенатор, обер-камергер П.Б. Шереметев (1713-1788) содержал знаменитые крепостные театры, хоры и оркестры. Его сын, Николай Петрович (1751-1809), действительный тайный советник, стал основателем Странноприимческого дома (богадельни) в Москве (ныне здание Московского института скорой помощи им. Н.В. Склифосовского). Дмитрий Николаевич (1803-1871), также занимавший придворные и государственные посты, продолжил дело отца, являясь попечителем Странноприимческого дома. К тому же Дмитрий Николаевич прославился и на поприще меценатства и благотворительности.
    Граф Николай Петрович Шереметев родился 28 июня 1751 года в Петербурге. Юный Николай рос и воспитывался вместе с будущим императором Павлом I, был с ним в большой дружбе. Много лет спустя Николай Петрович будет одним из последних, видевших Павла I накануне его трагической гибели в Михайловском дворце. Граф получил отличное образование: известен документ под названием "План воспитания молодого кавалера. Сочинен для молодого графа Шереметева, единственного сына Его Сиятельства графа Шереметева, Яковом Штелиным зимой 1764 года. Шереметев профессионально играл на фортепиано, скрипке, виолончели, читал партитуры, управлял оркестром.
     В 1769 году граф отправляется в длительное путешествие по европейским странам. Он обучается в Лейденском университете (Голландия) - одном из самых престижных учебных заведений того времени. Шереметев знакомится с Генделем и Моцартом. Его представляют ко дворам Пруссии, Франции и Англии. Николай Петрович изучает театральное дело, декорационное, сценическое и балетное искусство. Николай Петрович слыл известным знатоком архитектуры. За два десятилетия на его средства были сооружены театрально-дворцовый комплекс в Останкине, театральные здания в Кускове и Маркове, дома в Павловске и Гатчине, мыза Шампетр и Фонтанный дом в Петербурге. Не менее важна роль Шереметева и в возведении храмов: церкви Знамения Богородицы в Новоспасском монастыре, церкви Троицы при Странноприимном доме, храма во имя Дмитрия Ростовского в Ростове Великом и других.
     Граф Шереметев вошел в историю отечественной культуры и как выдающийся театральный деятель. В России со второй половины XVIII в. по 40е гг. XIX в. действовало более ста семидесяти крепостных театров, из них пятьдесят три - в Москве. Своими труппами и репертуаром славились домашние театры графа Александра Романовича Воронцова (1741-1805), князя Николая Борисовича Юсупова (1 750-1831) - директора Императорских театров в 1791-1799 гг. Но, пожалуй, самым значительным был театр графов Шереметевых. Спектакли театра вначале давались на двух сценах - городской (в театральном флигеле, специально пристроенном к московскому дому Шереметевых на Никольской улице) и усадебной, в "дворянском гнезде" - Кускове. Унаследовав от отца труппу крепостных актёров, он занялся совершенствованием и профессиональной подготовкой артистов, пригласив специальных педагогов. Талантливые крепостные музыканты и артисты шереметевского театра учились в Санкт Петербурге и Москве. У Шереметева был прекрасный оркестр, спектакли всегда отличались богатыми декорациями, великолепными костюмами.
     Н. П. Шереметев построил в Кускове новое здание, где предполагал ставить "большие" оперы с участием танцовщиков и многочисленного хора, а также балеты. Новый кусковский театр был открыт летом 1787 г. На его представления «стекалась вся Москва», и содержатели частных театров даже жаловались городскому начальству, что он отбивает у них зрителей. Ещё один театр был построен Николаем Петровичем в другом подмосковном имении семьи - Останкине. Дворец был создан крепостными архитекторами графа А. Мироновом и П. Аргуновым по проектам Кампорези, Бренны, Старова. Оригинальная планировка зала этого театра, открытого в июле 1795 г., позволяла легко (буквально в течение часа) превращать его в бальный. Останкинский театр - это единственный театр в России, сохранивший технику сцены 18 века - сцену, зрительный зал, гримировочные комнаты и часть механизмов машинного отделения. По своим акустическим качествам он является лучшим залом Москвы.
     Для графа Шереметева создание собственного театра стало главным делом жизни. За 20 лет Шереметев поставил около сотни опер, балетов и комедий. Но главной была комическая опера - Гретри, Монсиньи, Дуни, Далейрака, Фомина. Отдавая предпочтение французским и итальянским композиторам, граф не прошел мимо лучших образцов ранней русской комической оперы. Граф Шереметев был увлечен Театром Просвещения, реформаторскими операми Глюка и его последователей, первым в России обратился к реформаторским операм Глюка "Армида", "Ифигения в Тавриде", "Альцеста". Настоящей звездой этой труппы стала Прасковья Ивановна Ковалёва, сценический псевдоним - Жемчугова (1768-1803). С семи лет она была воспитанницей княгини Марфы Михайловны Долгорукой. Граф заметил способности молодой актрисы к пению, за которыми угадывался выдающийся талант, окружил ее лучшими учителями. В 1798 г. он дал Жемчуговой вольную, а в ноябре 1801 г. они тайно обвенчались в маленькой церкви Симеона Столпника в Москве. Но молодая, разносторонне образованная женщина, талантливая певица и актриса была неизлечимо больна туберкулёзом. 23 февраля 1803 г. она скончалась, оставив трёхнедельного сына на руках мужа.
     После 1796 года личные обстоятельства и обязательства казенной службы полностью измени ли образ жизни графа. В 1804 г. крепостной театр графа Н. П. Шереметева навсегда прекратил существование.
     «В жизни у меня было всё. Слава, богатство, роскошь. Но ни в чем этом не нашел я упокоения. Помни же, что жизнь быстротечна, и лишь благие дела сможем мы взять с собой за двери гроба», - сказано в завещании Шереметьева. Благотворитель и меценат Николай Петрович Шереметев получил от Сената золотую медаль за щедрую и бескорыстную помощь.
    Музыкальную и театральную деятельность Н. П. Шереметьева продолжили его сын, граф Дмитрий Николаевич Шереметев и младший внук, граф Александр Дмитриевич Шереметев (1859-1931). В 1898 году зародилась традиция народных концертов хора и оркестра графа Шереметева, впоследствии переименованных в Общедоступные. Первый из них состоялся в Александровском зале городской Думы. Цены на билеты были умеренные - от 20 копеек до 1 рубля. Часть абонементов в начале сезона распространялась бесплатно, все сборы шли на благотворительные нужды. С 1910 года концерты стали бесплатными. Их посещала преимущественно малоимущая публика - та, что впоследствии составила аудиторию Ленинградской Филармонии, Театра оперы и балета им. Кирова, МАЛЕГОТа. Многие сочинение русских и зарубежных композиторов, ставших впоследствии общеизвестными, прозвучали впервые именно в его концертах. В феврале-марте 1906 г. первым в России граф Шереметев осуществил концертное исполнение оперы Вагнера "Парсифаль". "Пусть... критики возмущаются, что "Парсифаль" шел под управлением "любителя", - писал графу вскоре после концертов дирижер и композитор П. П. Шенк. - Первое исполнение "Парсифаля" будет вписано неизгладимыми буквами в историю музыки России". Девиз дворянского рода Шереметевых гласил «Бог сохраняет все».
 
     ШУВАЛОВ Иван Иванович (1.11.1727-14.11.1797), государственный деятель.
     После возвышения его двоюродного брата П. И. Шувалова со вступлением на престол Елизаветы Петровны был взят пажом ко двору (1742).
    Шувалов был меценатом и покровителем искусства. Он оставил о себе память как основатель Московского университета (1755), поддержав начинание и проект М. В. Ломоносова.
    Шувалов был первым куратором университета, открыл университетскую типографию.
   Шувалов поддерживал М. В. Ломоносова и других ученых, покровительствовал писателям и деятелям искусства, переписывался с Гельвецием, Дидро, Д'Аламбером, Вольтером. Шувалов не был честолюбив, не стремился к высоким чинам и званиям, избегал почестей, отличался подчеркнутой скромностью. Л. Н. Вдовина ...
 
     КОКОРЕВЫ
    Одним из первых купцов, обратившихся к меценатству во второй половине XIX в., стал винный откупщик и железнодорожный подрядчик В.А. Кокорев (1817-1889), которого Н.Г. Чернышевский назвал «наш Монте-Кристо». Кокорев направлял «растлевающую силу денег» на благие деяния - именно он основал первую в Москве Публичную картинную галерею, в которую вошло 600 собранных им же живописных произведений. Кокорев прославился и тем, что устроил в Тверской губернии Владимиро-Мариинский приют для молодых художников, превратившийся в своеобразный дом творчества молодых студентов Академии художеств в Петербурге и Московского училища живописи, зодчества и ваяния. Вследствие поражения России в Крымской войне (1853-1856), оказавшей большое потрясение лично для него, Кокорев жертвовал большие деньги на финансирование изданий славянофильских журналов «Русская беседа» и «День».
 
     СОЛДАТЕНКОВЫ
    Весьма колоритной фигурой являлся московский предприниматель, пайщик текстильных мануфактур, банка и пивоваренного общества К.Т. Солдатенков - купец-старовер, почитатель западной культуры и образованности (поскольку старообрядчество несовместимо с любовью к Западу). Поразительно, но, будучи еще и книжным издателем, не только не имел систематического образования, но и читать-то едва умел, за исключением старообрядческих книг, что, впрочем, не помешало ему быть страстным книголюбом. Солдатенков издавал книги по истории Западной Европы и России, которые не могли принести большого дохода, но зато он печатал их, старясь обогатить русскую культуру. Так, он издал переводные научные работы с французского языка - Э. Лависса, А. Рамбо, Г. Вебера, литературную классику - поэмы Гомера, В. Шекспира, произведения отечественных ученых - Т.Н. Грановского, В.О. Ключевского, стихотворения А. Фета, Я. Полонского и др. Кроме того, Кузьма Терентьевич собрал большую библиотеку (8 тыс. томов и 15 тыс. экземпляров журналов) и картинную галерею (269 полотен), которые безвозмездно завещал Румянцевскому музею. Многие меценаты любили не только давать деньги, но и лично участвовать в субсидированных ими предприятиях. Правда, не всегда подобная деятельность приводила к успехам. Так, очень трудно было работать К.С. Станиславскому и В.И. Немирович-Данченко с С.Т. Морозовым, который на правах покровителя (пожертвовал театру 500,0 тыс. руб.!) частенько вмешивался в работу режиссеров МХТ (будущий МХАТ), пытаясь, наверное, сыграть особую роль и как человека, разбирающегося в искусстве.
 
     ТРЕТЬЯКОВЫ
    Среди состоятельных меценатов были люди, жертвовавшие деньги из любви к культуре России и не желавшие громкой славы. Самым скромным из русских меценатов можно назвать знаменитого Павла Третьякова, создателя современной Третьяковской галереи. Полной противоположностью скромному и непритязательному Павлу Третьякову оказался Николай Павлович Рябушинский, любитель погулять на широкую ногу и пользовавшийся в обществе скандальной репутацией.
    Сначала Николая Павловича меценатство особенно не прельщало. После неудачного брака он ударился в кутежи, получив прозвище «шалого» Рябушинского. На прихоти своей любовницы, певички Фажетт из французского ресторана, он тратил сумасшедшие деньги - за два месяца у Николая Павловича ушло 200,0 тыс. руб.! Имея на руках громадные суммы (в т.ч. и часть отцовского наследства), он построил виллу «Черный лебедь», где собиралась богема и, как утверждали слухи, проводились «афинские ночи с голыми актрисами».
    Однако Николай Павлович, при всех своих недостатках, жертвовал большие деньги и на меценатскую деятельность. В отличие от Щукиных и братьев Морозовых, предпочитающих коллекционировать произведения художественного французского авангарда, Рябушинский решил поддерживать отечественное изобразительное искусство. В частности, Николай Рябушинский на собственные деньги основал богато иллюстрированный журнал по вопросам искусства и литературы, издававшийся ежемесячно в 1906-1909 гг. - «Золотое руно». Вокруг журнала группировались лучшие представители русской культуры - В.Я. Брюсов, Д.С. Мережковский, З.Н. Гиппиус, А.А. Блок. На страницах «Золотого руна» пропагандировалась русская культура; на устраивавшихся журналом выставках современных русских художников организаторы знакомили русских зрителей с новейшими направлениями прежде всего русской, а также западноевропейской культуры конца XIX - начала ХХ вв.
     В XIX в. занимались меценатством не только богачи-миллионеры, но и - что удивительно - простые чиновники, мещане, ученые. Конечно, их вклад по сравнению с Мамонтовыми, Щукиными, Морозовыми был невелик, но нельзя забывать, что эти люди отдавали своей стране многое из того немногого, что имели. Например, историк И.Е. Забелин, передавший ГИМу собранную им библиотеку, композитор С.И. Танеев, частично занимавшийся финансированием заграничных Русских исторических концертов театрального деятеля С.П. Дягилева, в которых выступали Н.А. Римский-Корсаков, С.В. Рахманинов, Ф.И. Шаляпин. Молодая актриса Малого театра А. Бренко, боровшаяся в середине XIX в. за собственный театр вопреки запрету Екатерины II , запрещавшей создавать собственные театры. Бренко потеряла все небольшое состояние, но в 1882 г. закон о «казенной монополии» на театр отменили.
 
    ДЯГИЛЕВЫ
    Сергей Павлович Дягилев. Театральный деятель, искусствовед, пропагандист русского искусства за рубежом.
"Чудесен творческий подвиг Дягилева, открывший миру новые земли Красоты, вечно не умирающее его дело, ибо оно вошло в плоть и кровь всего современного искусства и через него будет передано будущему искусству и Вечности. Дягилев - вечен, Дягилев - чудо". Серж Лифарь "Когда я хочу представить себе первые шаги Дягилева, то рисую в своем воображении красавца Геркулеса, еще в колыбели совершающего удивительные подвиги... Уже в молодости Дягилеву было присуще редкостное чувство прекрасного, которое, безусловно, является признаком гения. Он умел отличить в искусстве истину преходящую от истины вечной". Т. Карсавина В конце 1890-х стал одним из создателей художественного объединения "Мир искусства" и редактором (совместно с А.Н. Бенуа) одноименного журнала (1898/99-1904), где публиковал новейшие произведения иностранных писателей и художников, давал отчеты о выставках, о новых течениях в театре и музыке, изобразительном искусстве. И сам писал статьи и рецензии о спектаклях, выставках, книгах.
   С 1899 года организовал выставки картин художников круга "Мира искусства" в Европе. Устроил выставку русских исторических портретов в Таврическом дворце в Петербурге (1905), в 1906 организовал в Париже выставку, посвященную русской живописи и скульптуре за два столетия, включая произведения иконописи.
    В 1899 руководил на сцене Мариинского театра постановкой балета Л. Делиба "Сильвия", которая закончилась неудачей. Пытаясь обновить сценографию балета, в 1901 году был уволен за подрыв академических традиций. С 1907 организовывал ежегодные выступления русских музыкантов - "Русские сезоны за границей": первым стал сезон "Исторических русских концертов", в которых выступили Н.А. Римский-Корсаков, С.В. Рахманинов, А.К. Глазунов, Ф.И. Шаляпин совместно с артистами и хором Большого театра, дирижировал Артур Никиш, непревзойденный интерпретатор Чайковского. С этих концертов началась мировая слава Шаляпина.
Неслыханный успех подвигнул Дягилева на подготовку другого сезона - русской оперы. Создал комитет под председательством С.И. Танеева и в 1908 году представил в Париже шедевры русской музыки: оперу "Борис Годунов" с участием Ф.И. Шаляпина, в декорациях А.Я. Головина, сцены из опер: "Руслан и Людмила" М.И. Глинки, "Ночь перед Рождеством", "Снегурочка", Садко" и "Сказка о царе Салтане" Н.А. Римского-Корсакова.
    С помощью М.Ф. Кшесинской получил субсидию и создал труппу из балетной молодежи, интересовавшейся хореографией М.М. Фокина. В нее входили: А.П. Павлова, Т.П. Карсавина, А.Р. Больм, A.M. Монахов, В.Ф. Нижинский, из Москвы были приглашены В.А. Коралли, Е.В. Гельцер, М.М. Мордкин. Но ссора с могущественной Кшесинской и смерть Владимира Александровича осложнили подготовку. Нужно было обладать большими организаторскими способностями, чтобы возродить сезон; он нашел новых покровителей, французских меценаток Мисию Серт, графиню де Грюффиль и др.
     Оперно-балетный сезон 1909 года все же состоялся и длился два месяца. Русский балет очаровал всех оригинальностью хореографии, высоким уровнем исполнительского мастерства танцем кордебалета, блестящей живописью декораций, эффектными костюмами. Каждый спектакль представлял собой изумительное по красоте и совершенству единое художественное целое Открытием Дягилева стал Нижинский, огромный успех снискали Павлова и Карсавина, сразу же получившие предложения от ведущих театров мира.
     С 1909 года дягилевские сезоны стали ежегодными и получили название "Русских сезонов за границей". До 1913 они были чисто балетными, с уходом Фокина, Нижинского, Павловой вновь стали оперно-балетными. Поставлены оперы М.П. Мусоргского "Борис Годунов", "Хованщина", Н.A. Римского-Корсакова "Псковитянка" и др.
     Примером удачного объединения оперы и балета стала опера Римского-Корсакова "Золотой петушок" (1914), куда были включены балетные сцены постановке М. Фокина. После начала Первой мировой войны в 1914 году переводит антрепризу в Нью Йорк. В 1917 году труппа распалась, т.к.. большая ее часть осталась в США. Дягилев возвращается в Европу и создает новую труппу, которая существовала до 1929 года. Новаторское по характеру оформление балетных и оперных спектаклей, выполненное А.Н. Бенуа, Л.С. Бакстом, А.Я. Головиным, Н.К. Рерихом, Н.С. Гончаровой и др. художниками, оказало огромное влияние на дальнейшее развитие мировой сценографии. Успех "Русского балета" удерживался на завидном уровне в течение многих лет. Режиссер труппы С.Л. Григорьев писал: "Завоевать Париж трудно. Удерживать влияние на протяжении двадцати сезонов - подвиг".
     Дягилев прошел путь от финансовой неразберихи сезона 1909 года до формирования стабильной независимой труппы, вошедшей в историю театра. В умении совмещать искусство с предпринимательством заключался творческий гений Дягилева, его дар импресарио. В 1927 году Дягилев увлекся организацией книжного дела и созданием крупнейшего русского книгохранилища в Европе. Собрал автографы М. Лермонтова, В. Жуковского, М. Глинки, 11 писем А. Пушкина, больше 2 тысяч редких книг, включая уникальные издания. По свидетельству С. Лифаря, он планировал разделить труппу на две: малую, экспериментальную, и большую, основную, которая давала бы средства для содержания малой труппы и коллекционирования. Но он не успел завершить свой последний проект.
Умер Дягилев в зените славы. На отдыхе в Венеции с ним случился удар, вызванный обострением диабета, и 19 августа 1929 года великого импресарио не стало. Его похоронили рядом с могилой Стравинского в Венеции на острове-кладбище Сен-Мишель.
 
    МАМОНТОВ Савва Иванович (3/15.10.1841-6.04.1918), крупный промышленник и меценат. Разбогател на железнодорожном строительстве, был главным акционером общества.
    Большой вклад в культуру внес С.И. Мамонтов (1841-1918), сделавший капитал на железнодорожном строительстве, помогавший художникам и артистам, создавший в середине 90-х гг. XIX в. Московскую частную оперу, где расцвели таланты Ф.И. Шаляпина, С.В. Рахманинова.
     Мамонтову, возможно, как никому другому, было дано свойство распознавать талант в творческом человеке. Первоначально, как и Третьяков, Мамонтов оказывал существенную моральную и материальную поддержку художникам (В.И. Сурикову, Поленову, Врубелю, К.А. Коровину), некоторые из которых подолгу жили у него в Москве, и в Абрамцеве (имение Мамонтова, купленное им в 1870 г.), где для них Савва Тимофеевич создавал необходимые для работы условия. Персонаж одной из знаменитых картин Серова «Девочка с персиками» - портрет старшей дочери Мамонтова.
   Особенно Мамонтов прославился как меценат оперного искусства. Ему долго не давала покоя мысль о довольно пренебрежительном отношении «просвещенной публики» к национальному оперному искусству, и в начале 80-х гг. XIX в. он решает лично заняться большими оперными постановками. Тем более, что денег у железнодорожного предпринимателя хватало. Он стал первым, кто после снятия запрета о частных театрах (снятых в 1882 г. усилиями А. Бренко) «покусился» на монополию императорских театров. Первоначально успех не способствовал Савве Тимофеевичу, но в 1896 г. триумф его Московской частной оперы превзошел все ожидания - опера становится важным фактором культурной жизни России. О суммах, которые тратил Мамонтов на оперу - предприятие, заранее не сулившее барышей - говорить не приходится. (Ссылаясь на слухи, А.П. Чехов говорил, что Мамонтов потратил на театр 3 млн. руб.) Рахманинов говорил, что Мамонтов «...оказал большое влияние на русское оперное искусство. В некотором отношении влияние Мамонтова на оперу было подобно влиянию Станиславского на драму». В отличие от Саввы Морозова, Савва Мамонтов обладал художественным вкусом и знаниями, считавшимися общепризнанными в творческой среде.
 
     МОРОЗОВЫ, русские предприниматели. Родоначальник семьи Савва Васильевич Морозов (1770 — 1862), бывший крепостной помещика Н.Г. Рюмина, пастух, извозчик, наемный ткач на фабрике Кононова, в 1797 основал собственное шелкоткацкое заведение в с. Зуеве Богородского у. Московской губ. (район крестьянского ручного ткачества, ныне г. Орехово-Зуево). Уже в 1820 Савва Морозов с четырьмя сыновьями смог выкупиться на волю за 17 тыс.
     В качестве члена Московской городской думы выступил против применения военной силы в борьбе с рабочими, за право мирных стачек, собраний, союзов.
 
     ШИШКИН Иван Иванович. Меценат г.Елабуга , РТ.
    Родился в купеческой семье. Отец художника, И. В. Шишкин, был не только предпринимателем, но и инженером, археологом и краеведом, автором «Истории города Елабуги». Закончив Московское училище живописи, ваяния и зодчества в 1856 году, будущий мастер учился в петербургской Академии художеств (1856-60). Как пенсионер Академии жил в 1862-65 в Германии и Швейцарии, посещал мастерскую швейцарского пейзажиста Р. Коллера. Но несравнимо большее воздействие на него оказали эпически величественные пейзажи другого швейцарца, А. Калама. Жил преимущественно в Петербурге. Особое значение для Шишкина имели натурные впечатления, полученные в родных местах (куда он нередко наезжал), а также на о. Валаам и в окрестностях Петербурга и Москвы.
 
     ШТИГЛИЦ
    Совсем другим покровителем искусств являлся банкир (не раз выручавший деньгами аж царя-батюшку!) барон Александр Штиглиц, состояние которого оценивалось в 100,0 млн. руб.! Он, скорее, являлся больше спонсором, чем меценатом, поскольку искусство его абсолютно не интересовало. Однако из личных средств он выделил - как никто из всех отечественных меценатов - огромные деньги (5,5 млн. руб.) на создание Училища технического рисования в Петербурге и строительство первого в России Музея декоративно-прикладного искусства. Как и Штиглиц, равнодушным к культуре оставался еще один меценат-спонсор, стекольный король России Юрий Нечаев-Мальцев, потративший 2,5 млн. руб. на постройку Музея изящных искусств в Москве при Московском университете.

    "Причуды богачей" или жажда духовной жизни?

    Стоит отметить, что даже в XIX веке, когда благотворительность была явлением очень широко распространенным, деятельность российских меценатов не всегда находила понимание современников. М.А.Морозов и С.Т.Морозов за свои коллекционерские и театральные интересы прослыли в купеческой среде чудаками. Даже такой уважаемый и последовательный в своих действиях меценат, как Павел Третьяков не исключал возможности быть осмеянным в главном деле своей жизни. "Капитал же в сто пятьдесят тысяч рублей серебром я завещаю на устройство в Москве художественного музеума или общественной картинной галереи… Более всех обращаюсь с просьбой к брату Сергею; прошу вникнуть в смысл желания моего, не осмеять его, понять…", - писал он в своем завещании.
    Весьма неоднозначно относилась к меценатам и интеллигенция. "Все эти примеры великодушия и доброжелательства отдельных частных лиц на пользу своего народа, примеры, на которые нельзя довольно налюбоваться и перед которыми преклоняешься с глубоким почтением", - писал о меценатах известный музыкальный и художественный критик В. В. Стасов. Однако режиссер В.И.Немирович-Данченко сетовал, что для получения денег на театр надо было: "…унижаться в гостиной … людей, которых мы, говоря искренно…, не уважали - ни их, ни их капиталов". Вот что писал, например, А. П. Чехов о Савве Мамонтове, раскрывшем и поддержавшем таланты Васнецова и Коровина, Врубеля и Шаляпина: "Тип старых бар, заводивших с жиру "собственные" театры и оркестры, на Руси еще не вывелся. Раскройте житие железнодорожного барина г. Саввы Мамонтова и вы убедитесь в целости типа". Художник А. Бенуа весьма нелестно отзывался о другом известном меценате, Н. Рябушинском, на деньги которого издавался журнал "Золотое Руно": "… мне продолжает казаться, что Рябушинский - скверна, что это истый хам, хотя и "разукрашенный" парчой, золотом и, может быть, даже цветами". Илья Репин, после знакомства с собранием мецената Сергея Щукина заметил: "Мне хочется поскорее уйти из этого дома, где нет гармонии жизни, где властвует Новое платье короля…".
     Можно долго спорить, что побуждало этих людей тратить огромные средства на поддержку не очень тогда известных художников или собирание различных коллекций. В конце концов, какими бы мотивами они ни руководствовались - тщеславием, выгодой или просто любопытством - это все же их личное дело, нам переживать по этому поводу несколько странно. Для нас важно лишь то, что именно благодаря их щедрости на рубеже XIX-XX вв. произошел настоящий расцвет русской культуры, были найдены такие таланты как Шаляпин, Врубель и др., собраны и сохранены изделия народных промыслов, произведения отечественных и зарубежных мастеров искусства.

Меценатство сегодня

     Двусмысленное отношение к меценатству сохраняется и в наши дни. Одна из основных причин этого - столь же двусмысленное отношение к богатству и его обладателям в условиях все большего расслоения российского общества. Наряду с тем, что многие российские предприниматели считаются одними из самых богатых людей в мире, большинство их сограждан живут, мягко говоря, более чем скромно. При этом ни для кого не секрет, полукриминальный характер формирования капиталов многих современных российских предпринимателей. К простой обиде за такую личную несправедливость примешивается и обида за Россию: вместо того, чтобы инвестировать средства в развитие отечественного производства, культуры и спорта, олигархи предпочитают вкладывать их в зарубежные футбольные клубы и автомобильные заводы.
     Тем не менее, меценатство становится постепенно все более распространенным. Создаются частные и корпоративные фонды для поддержки студентов, ученых и деятелей искусства, устраиваются гастроли театров и выступления знаменитых музыкантов, покупаются картины для музеев. Однако широкая публика об этом, во-первых, мало информирована, а, во-вторых, большинство актов благотворительности воспринимает с подозрением, видя в них лишь ловкий PR-ход для достижения неких корыстных целей.
     Спору нет, сегодняшние российские предприниматели создают скорее капиталы, чем производства, и далеко не все из них считают что "богатство обязывает". "Для многих наших предпринимателей, сделавших состояния в 90-е годы, Россия - не родная страна, а всего лишь территория свободной охоты", - признал Михаил Ходорковский. Однако, как отмечается на Интернет-портале "Меценат", "для оценки современного состояния благотворительности в России и хула, и похвала равно неприемлемы. А поиск "меценатов" по образу и подобию иконных ликов - занятие бесперспективное. Как относиться, например, к меценатской деятельности Бориса Березовского? Еще недавно премия его Фонда "Триумф" приравнивалась к "Государственной" - на церемониях и банкетах "Триумфа" присутствовала правительственная верхушка едва ли не в полном составе. А на последнюю церемонию, где собралась вся культурная элита, не пришел даже министр культуры. Нынешний президент Фонда Игорь Шабдурасулов к сложившейся вокруг фонда двусмысленной ситуации относится философски. В интервью журналу "Профиль" он приводит такие аргументы в оправдание: "Кто-то считает деньги Березовского праведными, кто-то нет, но они же не в офшор уходят, а идут на развитие и поддержку российской науки и культуры".
     Возможно, современные предприниматели станут гораздо щедрее к российской культуре после принятия Госдумой закона о налоговых льготах для благотворителей. Еще более смелое предположение по стимулированию меценатства делается на Инетернет-портале "Меценат".
     Современный российский меценат это активный духовный центр притяжения, это новая элита России. По своей сути он строитель и организатор новой жизни.
     Российское меценатство это новая растущая политическая сила, а значит новая формирующаяся аристократия. Это особое новое сословие преобразующегося российского общества.
Инетернет-портал "Меценат", январь 2011г.

 
. . . . . . . . . . . . . . . . . . .      ГЛАВНАЯ     
О КОМПАНИИ
   О БУЛГАРАХ          ИТОГИ        КОМПОЗИТОРЫ      КОНТАКТ     . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

НАШИ  ПАРТНЕРЫ
             
  Содействие переводов   Техническая помощь   Юридическая помощь  
       
  www.gildiaperevod.ru   www.bankofkazan.ru   www.lawkazan.ru

© Казанская продюсерская компания «НАСЛЕДИЕ БУЛГАР»
Звезды Татнета 2010 - конкурс интернет-проектов